Вівторок, 28 лютого 2017p.

Высокопоставленный наезд: если вас сбил прокурорский работник (оригінал російською мовою)

В ночь с 1 на 2 декабря 2000 года между 23.45 и 00.10 на перекрестке улиц Главной и Герцена в Черновцах Константина сбила машина. 45-летний сын, брат, муж и отец мгновенно погиб на месте происшествия. Наезд на пешехода осуществил автомобиль Opel Vectra, за рулем которого был старший помощник прокурора Черновцов.

Очевидцами события стали как минимум четыре свидетеля. Расследование проводили следователи Черновицкой и Ивано-Франковской областей. Несмотря на это, составить объективную картину случившегося той ночью оказалось очень сложно. Потому что едва ли не каждый шаг на пути к истине родственникам погибшего приходилось буквально вырывать в противостоянии с системой в десятках судебных заседаний.

Пусть и через неделю после ДТП, но дело по ч. 2 ст. 215 УК Украины (по старому Уголовному кодексу) «нарушение правил безопасности движения лицами, которые управляют транспортными средствами, повлекшими смерть потерпевшего», все-таки открыли. Конечно, скрыть факт гибели пешехода, у которого констатировали открытый перелом правой голени, разрыв печени, полный пролом грудной клетки, открытый перелом основания свода черепа с ушибом вещества головного мозга, было бы сложно. Правда, уже до конца января, а вторично — в марте 2001 года следователь СУ УМВД Украины в Черновицкой области успел дело дважды успешно закрыть из-за... отсутствия состава преступления. Поспешность, с которой это было сделано, заставила вмешаться даже прокуратуру Черновицкой области. «Из-за неполноты предыдущего следствия» прокуроры дважды отменяли постановление о закрытии дела. 15 мая 2001 года Генеральная прокуратура Украины, констатировав, что в Черновцах расследование «проведено с нарушением норм уголовно-процессуального законодательства», передала его для дальнейшего расследования ивано-франковским милиционерам. Но и там оно на много лет застряло в милицейско-прокурорских кабинетах.

В это трудно поверить, но в конце января 2007-го три тома этой трагической истории вернули в Черновцы. А уже 22 мая их снова забрали в Ивано-Франковск. Оттуда дело вскоре перебросили в Снятын. Сейчас дело находится в Главном следственном управлении МВД Украины.

В состоянии ли родственники погибших в ДТП выдержать такой марафон, отстаивая свои права? Вопрос, конечно, риторический. Но не в этой ли волоките кроется одна из причин того, что кривая ДТП в Украине неустанно растет?

Основные причины, из-за которых расследование до сих пор не могут завершить, легко прослеживаются за десятками постановлений Ивано-Франковского городского, Снятынского районного и Апелляционного судов Ивано-Франковской области. Сначала родственникам погибшего Константина Чернея приходилось отстаивать в судах право продолжить расследование самого дела. Его пытались закрыть даже со ссылкой на пункт 4.14 Правил дорожного движения Украины о запрете пешеходу «внезапно выходить... на пешеходный переход», которые на время ДТП еще не действовали (введены в действие с 01.01.2002 г.).

Попутно замечу, что сбитому на «зебре» пешеходу обычно сложнее, чем тому же водителю и нескольким свидетелям, которые в момент наезда часто находятся в машине, доказать, что на переход он вышел не «внезапно». Доказать, что пешеход не верблюд, еще сложнее в случае его гибели. Отдельно родственникам погибшего Константина Чернея приходилось также обжаловать постановление прокуратуры Ивано-Франковской области об отказе в возбуждении уголовного дела против своего черновицкого коллеги — следователя органов внутренних дел, который вопреки нормам Уголовно-процессуального кодекса первым осуществлял осмотр места ДТП. Параллельно суды рассматривали жалобы матери погибшего и его брата на отказ прокуратуры возбудить уголовное дело против старшего следователя СУ УМВД Украины в Ивано-Франковской области. Последний, установив важные обстоятельства ДТП, которые могли существенным образом повлиять на выводы комплексной судебной автотехнической экспертизы, не использовал их надлежащим образом.

Так же настойчиво, как суды продуцировали свои постановления с требованием «всестороннего, полного и объективного расследования всех обстоятельств дела», органы досудебного следствия, которые, по выводу тех же судов, проводили проверку «неполно», почему-то так же последовательно их игнорировали. А из-за этого у следствия до сих пор нет ответов на большое количество вопросов, без которых установить обстоятельства той нехорошей ночи практически невозможно.

Например, еще в 2006 году суд не должен был отвечать на вопрос: почему осмотр места события, составление схемы ДТП и другие первоочередные следственные действия, вопреки требованиям Уголовно-процессуального кодекса относительно подследственности, проводили не работники ГАИ, а фактически коллега водителя, осуществившего наезд на пешехода, — следователь из ОВД прокуратуры Черновицкой области? Присутствующий на месте аварии специалист — инспектор Госавтоинспекции И.Мушинский, вообще не подписал составленной работниками прокуратуры схемы ДТП. Изменить подследственность могли только генеральный прокурор Украины, его заместители или лично прокурор Черновицкой области. Несмотря на многочисленные указания прокуратуры и предписания судов досудебное следствие так и не допросило бывшего прокурора области Олега Улинца о том, кто дал указание вызвать на место ДТП следователя прокуратуры и поручил ему осмотреть место события. Выясняя этот эпизод, органы досудебного следствия ограничились только телефонным звонком экс-прокурору Буковины, а не допросили его, как того требовал суд.

Сам Олег Улинец вообще отделался факсом на имя судьи Ивано-Франковского городского суда, в котором указал, что обстоятельств этого дела просто... не помнит. Тому же суду непонятно, почему направление на судебно-медицинское обследование потерпевшего выписал не кто-то из членов оперативнопоисковой бригады, а именно свидетель в этом деле — также работник прокуратуры, который вместе с еще одним работником прокуратуры находился в машине в момент наезда на пешехода. Констатировав, что «это обстоятельство может иметь значение при подтверждении слов жалобщика, что в действительности работники прокуратуры не занимались объективным расследованием», суд поручил проверить и этот факт. Во время судебного заседания также было выяснено, что следователь не обеспечил осуществление экспертизы крови и мочи водителя, сбившего пешехода, на содержание алкоголя, хотя в день, когда произошла авария, отмечали День работников прокуратуры (это сделали только на 28-й день после ДТП).

Больше всего вопросов у судей возникло к схеме ДТП, которую по горячим следам составил следователь прокуратуры Александр Стратюк. Признав «обоснованными» сомнения потерпевших о том, что при замере ширины проезжей части улиц Герцена и Главной следователь «допустил техническую ошибку», суд констатировал, что в протокол осмотра были внесены «неправдивые сведения». В последний раз коллегия судей судебной палаты по уголовным делам Апелляционного суда Ивано-Франковской области в постановлении от 17 августа 2007 года в который уже раз с удивлением установила: «Указывая на возможную халатность со стороны Стратюка А.М., ответственность за которую предусмотрена ст. 167 УК Украины (в ред. 1960 г.), в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела... прокурор почему-то указывает на отсутствие в действиях Стратюка А.М. каких-либо других преступлений».

Замена черновицких следователей на ивано-франковских существенным образом не повлияла на продвижение дела, которое от преждевременного закрытия отстояли в суде родственники погибшего. Мало того, теперь уже старший следователь СУ УМВД Украины в Ивано-Франковской области Виктор Севрук, который во время дополнительного осмотра места аварии в Черновцах «установил несоответствие размеров схемы ДТП, составленной им, начальной схеме», дважды игнорирует этот факт как несущественный при проведении дополнительной судебной автотехнической экспертизы. Но родственники потерпевшего убеждены, что неточности при замере ширины проезжей части дороги могли существенным образом повлиять на воспроизведение обстоятельств ДТП. Поскольку при ширине дороги 13,2 метра, как это есть на самом деле, а не 12,6, как указал следователь прокуратуры, середина осыпавшихся обломков со схемы ДТП находится на встречной полосе движения и указывает на место столкновения по ширине дороги. Очередной суд вынужден был констатировать их правоту: «доводы жалобщика о предоставлении эксперту дважды информации, не соответствующей действительности, ничем не опровергнуты». Летом 2007 года Апелляционный суд Ивано-Франковской области уже в который раз не удовлетворил апелляцию прокурора, настаивавшего на отмене решения городского суда, отменившего прокурорское постановление об отказе в возбуждении уголовного дела относительно следователя Виктора Севрука. Коллегия судей констатировала, что «надлежащее выяснение всех обстоятельств дела» — подтверждение обвинений или их опровержение — возможно только «после возбуждения уголовного дела».

Кроме неправильно указанной ширины улицы, где произошла авария, и расстояния, которое автомобиль преодолел после столкновения, эксперты вынуждены были работать с сомнительно указанными режимом работы светофора, движением транспортных средств в попутном направлении, расстоянием видимости пешехода в направлении движения, наконец самим расстоянием, которое пешеход преодолел до столкновения.

Насколько объективным может быть вывод, который основывается на таком количестве ошибочных исходных данных, понятно даже непрофессионалам. Так же, как и Ивано-Франковскому городскому суду, который «считает, что данные нарушения могли существенным образом повлиять на решение вопросов, поставленных перед экспертом». Их коллеги из Апелляционного суда Ивано-Франковской области 5 декабря 2005 года идут еще дальше, констатируя следующее: «При проведении досудебного следствия следователями неоднократно выносились постановления о закрытии уголовного дела... но все они были отменены прокурором и судами, что свидетельствует об односторонности досудебного следствия».

На этом фоне отсутствие в деле подозреваемого, изъятые из него видеосъемки автомобиля Opel Vectra, на котором был совершен наезд, и он сам — как главное вещественное доказательство, так же, как и первичное отсутствие в нем данных транспортно-трассологической экспертизы (информации о скорости, с которой двигался автомобиль, его тормозной и остановочный путь), действительно кажутся мелочами.

Пока следствие уже восьмой год блуждает между тремя соснами, родственники погибшего вынуждены обивать пороги прокуратуры, искать правды по судам, требуя объективно расследовать инцидент. Отец Константина Чернея — Дмитрий Васильевич, к сожалению, уже никогда не узнает, чем закончится это неравное противостояние с системой. А его 78-летняя мать — Мария Петровна — держится из последних сил и хочет одного — дождаться праведного суда.

Единственное, что требуется от досудебного следствия, — не критически комментировать сформулированные десятком судов вопросы или вообще заявлять, что некоторые из них можно не выполнять, а дать на них четкие и недвусмысленные ответы. Но у прокуроров на все один ответ. Еще в 2002 году его сформулировал заместитель генпрокурора С.Винокур. Отстаивая чистоту запятнанного мундира, должностное лицо не постеснялось переложить вину за инцидент только на погибшего: «Причиной этого ДТП... стали обстоятельства, связанные с тем, что потерпевший Черней К.Д., будучи в нетрезвом состоянии, пересекал проезжую часть дороги... и вышел на полосу движения автомобиля Opel Vectra»... Хотя в постановлении от 3 декабря 2007 года Снятынский райсуд уже в который раз установил: «Черней К.Д. находился за 20 см до средней линии проезжей части дороги, и это обстоятельство полностью не исследовано, как и вопрос, кто допустил нарушение ПДД Украины — водитель или пешеход». Между тем все указывает на то, что человека сбили именно на встречной полосе движения.

Что бы там ни говорили об объективных причинах такого положения дел, изменить его не удастся до тех пор, пока не будет изменена философия отношения к человеческой жизни вообще. Потому что, если вас на улице сбивает машина, то в цивилизованной стране это проблема не только ваших родственников. Но иногда складывается впечатление, что на поиски причин, мешающих навести порядок на дорогах, правохранители тратят не меньше времени и энергии (а то и больше), чем, собственно, на само наведение порядка.

Судя по тому, как расследуется дело о ДТП, в котором погиб Константин Черней, на защиту со стороны прокуратуры рассчитывать также не приходится. Хотя отечественное законодательство позволяет карать чиновников не только за действие, но и за бездеятельность.

Еще 10 ноября 2006 года дело, о котором идет речь, было направлено во Львовский научно-исследовательский институт судебных экспертиз для проведения дополнительной судебной автотехнической и транспортно-трассологической экспертизы. Поэтому есть надежда, что ответ на поставленные выше вопросы вскоре будут получены. А больше всего их хотят услышать родственники погибшего, которые убеждены, что столкнулись с «сознательной фальсификацией дела», «доведением срока следствия до 10 лет, с дальнейшим закрытием дела за давностью». Эти ответы нужны и всем нам, чтобы не попасть в подобную ситуацию. Но больше всего правда необходима самим блюстителям порядка. Хотя бы для того, чтобы немного изменить свой негативный имидж. В конце концов, если правда окажется неутешительной для самого потерпевшего, так тому и быть. Но за право на всестороннее, полное и объективное расследование своего дела Константин Черней заплатил самую высокую цену.

 Зеркало недели

За матеріалами "Украина криминальная" http://www.cripo.com.ua/

Оцінити матеріал:
(3 голосів)


??????, ???????, ????????...

Коментарі


Оцінити коментар! 0 Артур-патріот
Я чув, що справа так нічим і не закінчилася... :sad:
Відповісти | Відповісти цитуючи | Цитата

Додати коментар

Забороняється розміщення коментарів, що містять: відверте рекламування, зокрема рекламування інших вебресурсів. Грубі, нецензурні вирази й образи в будь-якій формі. Безглузду інформацію, що не має сенсу (флуд). Такі коментарі видаляються без попередження.

Захисний код
Оновити

Коментарі Vkontakte.ru


Нові блоги

Опитування

Які політичні партії ви підтримуєте?


Реєстрація

*
*
*
*
*

* Поле обов'язково для заповнення